October 15th, 2020

cat-general

Умер Звёр

Вчера, 14 октября, умер Звёр. Девять лет никаких болячек, кроме пары отравлений, да насморков.
Проблемы проявились летом: начал иногда прихрамывать то на одну, то на другую лапу, зачастую ему было просто больно наступать. Потом это проходило и вроде бы все становилось нормально и хорошо. В конце августа стал изредка подволакивать правую заднюю, косолапить, левую заднюю иной раз поджимал. Поехали к айболиту. Тот определил, что порвана связка на левой, с правой все нормально. Выписал глюкозамин и цималджекс. Обезболивающее вроде как подействовало, но, в то же время, на ребрах очень быстро выросла опухоль размером с пол куриного яйца. Звёра она не беспокоила, да и ее внезапное появление наводило на мысль, что это просто какой-то нарыв. Однако через три недели задние лапы почти отказали. Ходить стал с трудом, спотыкаясь и заваливаясь. Снова поехали к айболиту. То опять принялся смотреть суставы, но явно дело было не в них. Хорошей новостью было то, что порванная связка срослась. Плохой - то что причина, скорее всего в позвоночнике и что опухоль, именно опухоль и она неоперабельна. Посоветовал ехать в Москву, делать КТ, биопсию, операцию на позвоночнике, у нас кроме слабенького рентгена рассчитывать не на что. Выписал преднизолон и витамины. Два кубика первого и десять второго в этот же вечер поставили Звёра на ноги. Много ходить не получалось, но метров 150-200 уже было неплохо. Неплохо, но недолго. Через пять дней задние ноги оказались парализованы. Он еще мог какое-то время вставать и держаться, но лучше не становилось. Курс лечения не помогал, ухудшения шли скачками, каждую неделю, и почему-то обычно в понедельник. Он еще пытался два раза выползти погулять на улицу, потом только по дорожкам возле дома, потом пришло отчаяние, смирение, и он просто лежал в своей вольере. Ходить в инвалидной тележке он не захотел - просто стоял, принюхивался, смотрел по сторонам, упирался, если тянул на поводке.
Потом стал отказывать мочевой пузырь. Повязки, памперсы... В какой-то момент, вроде бы, появились признаки улучшения, мог подтянуть правую лапу. Но, как оказалось, это был тот самый последний выплеск энергии организма, который бывает у раковых больных. Пара дней, когда Звёр пытался активничать в вольере, выползать на дорожку, аппетит был просто зверский. Потом пошел откат. Сначал он почти перестал есть: 4 сардельки в день, две, ни одной, только сушки, пять сушек, три сушки, ни одной, только вода... Слабел и худел на глазах.
В последний день чуть-чуть похлебал воды утром, потом долго лежал на крыльце гаража, глядя по сторонам, после чего отполз ближе к свой будке и дремал на солнышке.
В 17-00 вышел к нему. Звёр сидел, прислонившись к стенке, с трудом держась на дрожащих лапах и смотрел уже невидящими глазами в сторону входной двери дома. Погладил его, почесал ушки и всё, лапы подогнулись, пес стал заваливаться и лег он уже с остановившимся сердцем...


Последнее фото Звёра. Три месяца назад. Ничто еще не превещает...